Особенности восприятия времени у пожилых

Забулдыкина Анна Сергеевна
Забулдыкина Анна Сергеевна Психолог,

Особенности восприятия времени у пожилых

времяОтношение человека к собственному старению и происходящим с возрастом изменениям в организме во многом опосредовано состоянием его центральной нервной системы, личностными, интеллектуально-мнестическими и эмоциональными психофизиологическими характеристикам. Изменения восприятия времени в пожилом возрасте оказывается одной из важнейших составляющих реагирования стареющего человека на появление и прогрессирование инволютивно-возрастных изменений организма. От особенностей восприятия времени личностью зависят многие аспекты жизнедеятельности, в частности, соблюдение режима сна и бодрствования, физической и интеллектуальной активности, своевременность принятия пищи, характер общения с окружающими, регулярность приема лекарственных средств и другие факторы, определяющие качество жизни.

По мнению психиатров, у пожилых больных с нарушенной психикой может наблюдаться утрата ориентировки во времени, «удлинение» или «укорочение» прошлого и/или настоящего, а также «остановка» времени в настоящем. Описаны случаи «обратного» течения времени, а также ощущение пациента, что он «находится» одновременно в настоящем и прошлом или даже во всех трех временных измерениях. Существенные нарушения чувства времени испытывают больные при синдромах тревожности и депрессии. Так, у лиц с высокой тревожностью обнаружена переоценка в восприятии времени и недоотмеривание временных интервалов, а у лиц с низкой тревожностью, наоборот, недооценка времени и переотмеривание временных интервалов.

При ведении лихорадящих больных или больных с гипотермией следует иметь в виду, что при повышении температуры тела появляется переоценка времени, а при понижении – недооценка. Для метеочувствительных больных пожилого возраста важно учитывать взаимосвязь между длительностью индивидуальной минуты и усилением солнечной активности, плотностью потока радиоизлучений и появлением хромосферных вспышек. Фармакологические вещества, тормозящие центральную нервную систему, вызывают недооценку времени, а возбуждающие (алкоголь, кофеин, тироксин и др.) приводят к переоценке длительности времени. Изменение масштаба времени в стрессовых ситуациях сводится либо к «растягиванию» времени, когда человек успевает в невероятно короткий срок принять и реализовать решение, либо к его «сжатию», когда человек не успевает сделать то, что вполне можно выполнить без спешки.

Лица молодого возраста с высокими способностями к адаптации в условиях больших эмоциональных, интеллектуальных и физических нагрузок умеют «растягивать» время. Их «индивидуальная минута» превышает минуту физического времени, достигая 70-80-85 сек. Лица с низкими подобными способностями, к которым чаще относятся пожилые люди, отсчитывают «индивидуальную минуту» ускоренно в течение 37-57 сек.Помимо этого, у хорошо адаптирующихся лиц молодого возраста восприятие времени в течение суток имеет четкий циркадный ритм, который сглаживается или даже отсутствует у пожилых лиц с низкими адаптационными способностями.

Личное индивидуальное время или так называемое «психологическое время личности», помимо прочих условий, во многом зависит от индивидуальных особенностей личности. По мнению Н.И. Моисеевой, оно связано со структурой ритма работоспособности человека («сов», «жаворонков», «аритмиков»). Так, например , у «жаворонков» время оказалось «активное», «большое» и «яркое».Положительные оценки «жаворонков»,являющихся людьми оптимистичными и деятельными, относятся и к настоящему, и к прошедшему, и к будущему. У «сов», людей деятельных и философствующих, представление об активном и большом времени сочетается с тревожным его восприятием и высокой долей оценок структуры времени. Их положительные эмоциональные оценки, так же как и у «жаворонков», относятся и к настоящему, и к прошедшему, и к будущему.

У «аритмиков», не ощущающих больших различий в уровнях работоспособности в утренние и вечерние часы суток, время воспринимается как быстротечное. Фактор активности у них выражен слабее, чем в двух других группах. Они склонны переносить свою деятельность в будущее, а в настоящем малоактивны и тревожны.

Как показали наблюдения С.Л. Мельниковой и Т.Т. Семеновой, «аритмики» чаще всего встречались как среди мужчин, так и среди женщин в возрасте 45 лет и старше, составив 40-45 % всех обследованных. Ярко выраженные «жаворонки» и «совы» встречались в 3-10% случаев, слабо выраженные – в 20-40 % случаев. Среди мужчин преобладали «аритмики». Ярко и слабо выраженные «жаворонки» и «совы» встречались среди них реже, чем среди женщин. Предполагается, что ритмическая временная структура мужчин менее строго организована. С одной стороны, это рассматривается как благоприятный фактор, позволяющий мужчинам быстрее адаптироваться к меняющимся условиям внешней среды. С другой стороны, показано, что чем более четко организован ритм, тем выше жизненный потенциал организма. Возможно, именно с этим связан общеизвестный факт, что при длительных неблагоприятных воздействиях мужчины оказываются более уязвимы, чем женщины.