Старение - развитие личности

Забулдыкина Анна Сергеевна
Забулдыкина Анна Сергеевна Психолог,

Старение как стадия развития личности

К сожалению, в общественном сознании (особенно в нашей культурной традиции) сложилось представление о старости как исключительно о времени «утрат и потерь». Это приводит к отрицательному отношению к старости как самого стареющего человека, так и окружающих людей. В свою очередь, на основе этих социокультурных установок возникает одностороннее представление о появлении в старости только негативных черт характера. Обычно отмечается «огрубление» личностных свойств, агрессивность, упрямство, подозрительность, эгоцентризм, обидчивость, уход от общения с врачом и ближайшим окружением. При этом не попадают в поле зрения отзывчивость и альтруизм, иногда доходящий до жертвенности, добросовестность и обязательность. Актуализация интеллектуального потенциала, потребность в сохранении прежних интересов, поиск (и нахождение) адекватных этому возможностей у многих пожилых людей нередко заслуживают самой высокой оценки, поскольку осуществляются, вопреки сложившейся психосоматической ситуации, в борьбе с ней и в ее преодолении, позволяющем испытывать радость бытия.

Отрицательной образ старости нередко сочетается с еще одним заблуждением, представленным и в геронтологической литературе. Старение (в том числе и возрастные изменения психики) рассматривается как процесс неуклонного линейного нарастания дефицитарности, человек представляется как бы спускающимся вниз по лестнице. Это отразилось и в обозначении позднего возраста как возраста инволюции, т.е. свертывания, распада, редукции. Согласно таким воззрениям, к завершающему периоду жизни не применимо понятие онтогенеза, индивидуального развития. С этим нельзя согласиться. Если понимать онтогенез как появление в психике чего-то нового, не существовавшего на предыдущих стадиях, то и в позднем возрасте появляются новые стратегии поведения, направленные на адаптацию к изменившимся внешним и внутренним условиям.

В связи с этим необходимо обратиться к понятиям «социальная ситуация развития» и «кризис развития». Первое из них традиционно относится к детству и юношеству и определяется как особое сочетание внутренних процессов и внешних условий на определен¬ном возрастном этапе. Изменение отношений между процессами, происходящими «внутри» индивида, а также между ним и социальной действительностью, создает в позднем возрасте особую социальную ситуацию, которая определяет дальнейшую жизнь, перестройку самосознания, возникающие при этом формы активности, новые эмоциональные переживания. У взрослого человека предстоящая социальная ситуация развития прогнозируется с известным опережением на основе собственного опыта и опыта других людей. В предпенсионном возрасте прогнозируемые изменения в жизни и деятельности могут приводить к переменам в планах и особым переживаниям, связанным с негативным представлением о старости. Это порождает «кризис развития», которому свойственны разные изменения психики, возникновение особых эмоциональных переживаний и внутренних конфликтов, падение работоспособности, неуверенность в себе и агрессивность. В момент кризиса изменяются потребности, интересы и формы поведения, нередко происходит обеднение личности, изменяется или сужается круг общения, разлаживается диалог с ближайшим окружением.

Начиная стареть и получая пенсионное удостоверение (женщины в 55 лет, мужчины в 60 лет), где черным по белому написано «пенсия назначена по старости…», человек оказывается в особой ситуации социального развития. С одной стороны, он не замечает происходящих с ним изменений в неразрывном течении жизни, которое в силу своей постепенности маскирует их. С другой – редукция некоторых важных функций организма (в частности климакс) в сочетании с объективными знаками (изменение внешности, взросление детей и более молодых коллег в профессиональном окружении, паспортный возраст) сигнализирует о поступлении новой и завершающей стадии существования. Неприятие старости, несогласие с ней приводят у многих людей к драматическим переживаниям и, к сожалению, не всегда адекватным формам поведения и поступкам. Не понимая (и не желая понимать) текущую ситуацию, человек пытается выйти из кризиса путем изменения сугубо внешних обстоятельств жизни. Такое сопротивление может приводить к невротизации и не эффективно для преодоления возрастного кризиса.

Отношение к собственному старению определяет психическую жизнь в старости. Осознание соматических и психических изменений, признание естественности и неотвратимости старения требует интеллектуальной и эмоциональной переработки. Оно протекает более благоприятно и продуктивно у людей личностно зрелых, рефлектирующих, умеющих вести диалог с самим собой, владеть собственным поведением, способных изменить жизненные установки, с терпимым отношением к недостаткам других, сбалансированным взаимодействием между интеллектуальной и эмоциональной составляющими психики.

Интеллектуализация переживания старческих изменений, так называемое философское отношение к жизни, чувство юмора и критическое восприятие себя позволяют человеку начать жить в известном смысле заново, в новой ситуации социального развития, с новым самосознанием.

Это конструктивный выход из кризиса, его преодоление в сотрудничестве с самим собой, направленном на формирование механизмов компенсации и адаптации к возрастным изменениям. Следствием становится наблюдаемая у многих людей стабилизация психического функционирования в возрасте 65—75 лет и более при сохранении уже переработанной и пережитой ситуации социального развития, не осложненной соматическими заболеваниями и серьезными психогенными факторами. Таким образом, можно говорить о нелинейности изменений психики по мере старения. Открываются пути к пониманию причин, обуславливающих благоприятный тип старения.

Психология позднего возраста практически не разработана в отечественной научной традиции. Геронтология и геронтопсихология долго были «фигурами умолчания». Впрочем, и мировая наука и практика обратились к интенсивным исследованиям старения лишь в 15—20 лет, что обусловлено резким возрастанием доли пожилых людей в обществе. Человечество приходит к осознанию, что почти треть индивидуальной жизни проходит, по словам голландских психологов, «за дамбой». Индивидуальность старения, сложность психосоматических соотношений, социокультурные различия взглядов на поздний возраст, этнические особенности затрудняют обобщение данных, полученных в различных исследованиях.

Тем не менее, можно говорить о том, что психику стареющего человека следует рассматривать в психосоциальном аспекте и в аспекте внутренней картины болезни в случае соматических заболеваний.